14.08.2017

     ГМИИ: Прадо признал первенство Москвы по вопросу Тициана.

     Виктория Маркова нашла в Москве раннюю версию знаменитой картины "Венера и Адонис"

     Сегодня в Пушкинском музее журналистам рассказали подробнее об атрибуции тициановской картины "Венера и Адонис" из собрания московского благотворительного фонда "Классика". Появление полотна на выставке "Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе", где за исключением одного Веронезе из ГМИИ представлены работы из итальянских собраний, выглядело довольно странным, особенно учитывая тот факт, что вариантов и повторов этого тициановского произведения существует немало. Хранятся они в разных музеях - от Национальной галереи Лондона до Музея Метрополитен в Нью-Йорке и Национальной галереи искусств в Вашингтоне. И они, "как полагают специалисты, были выполнены в мастерской Тициана", оригиналом же считалась работа из мадридского Прадо (у которого есть самое большое количество работ Тициана), а тут вдруг впервые в России экспонируется работа, купленная относительно недавно - в 2005 году на аукционе в Сен-Жермен-ан-Ле.

     Новую атрибуцию сделала Виктория Маркова, куратор нынешней выставки, доктор искусствоведения, главный научный сотрудник ГМИИ, хранитель итальянской живописи. По словам Марковой, когда купивший работу в 2005-м человек попросил приехать ее посмотреть - приобретал он работу как копию с Тициана, сделанную неизвестным венецианским художником около 1600 года, - вдруг это мастерская Тициана, она никаких надежд не питала. Зато войдя в зал с картиной, поняла, почувствовала, - так она рассказывает, - что это не мастерская, а сам венецианский мастер.

     Московская картина прошла реставрацию и технологическое исследование, ее выставляли уже как Тициана на выставке в венецианской Галерее Академии, где атрибуция Марковой была признана рядом исследователей. В то же время, как говорит она сама, например, на венском конгрессе, посвященном позднему Тициану, где она выступала, она столкнулась со скептическим отношением к своей версии. В истории искусства, продолжает Маркова, много неизвестных страниц. Так, считавшееся оригиналом произведение из собрания Прадо было создано около 1554 года для Филиппа II. Есть упоминание о том, что впервые Тициан обратился к этому сюжету "в 1545-46 годах, когда, будучи в Риме, <...> написал картину для кардинала Фарнезе <...>. Считается, что эта работа была утрачена". Есть два письма художника о "Венере и Адонисе", второе сопровождает отправку картины, где он пишет Филиппу II, что посылает парную к "Данае" (сейчас - в собрании Прадо) картину, чтобы можно было любоваться женским телом спереди и сзади. Однако, отмечает Маркова, в ответном письме Филиппа II из Лондона представителю в Венеции он сообщает, что картина дошла, но в плохом состоянии. Неизвестно, что приключилось с работой, как неизвестно и то, шла ли речь в этом письме о том полотне, что хранится теперь в Прадо.

     Исследователь говорит, что если сегодня существует около десятка копий "Венеры и Адониса", то в старых документах их упоминается еще больше. Она же отмечает: на рентгенограмме работы из московского фонда видно, что художник тут не делал подготовительного рисунка, но зато вносил много правки, "особенно на изображении лиц и рук". Маркова считает, что таким образом мастер искал нужные акценты в передаче движения и эмоционального состояния - такого движения в мадридской работе, по ее мнению, нет. Московское полотно - исходя в частности из более яркого колорита, чем будет у Тициана позднее - Маркова относит к середине 1540-х, т.е. из известных ныне картин это самая ранняя.

     Виктория Маркова и директор ГМИИ Марина Лошак мечтают, чтобы эта работа пополнила собрание музея и считают, что точку в истории с атрибуцией московского полотна поставили исследования мадридских "Венеры и Адониса", результаты которых в 2014-м были опубликованы после небольшой выставки в Прадо. Выяснилось, что на испанской работе "под красочным слоем <...> был обнаружен подготовительный рисунок, переведенный по методу калькирования с картины, представленной в ГМИИ им. А.С. Пушкина", а вот авторской правки там практически нет. Кроме того оказалось, что холст, на котором написана мадридская картина - сшивной, шов проходит посередине, в то время как московская работа создана на цельном холсте. В итоге, сообщают в ГМИИ, именно московскую картину "следует считать первой версией знаменитой композиции, послужившей образцом и для мадридского полотна, и для многочисленных повторений. К такому выводу пришли сотрудники Прадо, в том числе Мигуэль Фаломир, куратор итальянской живописи, и ряд других ученых, а также британский исследователь Пол Йоаннидес, который выдвинул версию о происхождении картины: по его мнению, картина была предложена Антуану Перроне де Гранвею". Жаль, что, по словам Марковой, мадридская версия картины "невыездная" и что на сегодняшней пресс-коференции не было сотрудников Прадо - интересно было бы услышать подробнее об их исследованиях.

     Картина, хранящаяся сейчас в фонде "Классика", была выставлена на аукцион с эстимейтом 20-30 тыс. евро, ушла к нынешнему владельцу, по словам Марковой, за 70 тыс. евро. На вопрос "НГ" о провенансе этой работы пресс-служба музея передала слова Виктории Марковой о том, что на аукционе произведение появилось впервые и что другой информации о нем нет...

Дарья Курдюкова
Корреспондент "Независимой газеты"

http://www.ng.ru/culture/2017-08-07/100_prado.html